загрузка...

Мария Максакова предложила сажать на десять лет за женское обрезание

Напомним: шумиха на столь щекотливую (даже можно сказать, интимную) тему началась после публикации на сайте правозащитной организации «Правовая инициатива» доклада о практике женского обрезания в Дагестане. Поднялась волна возмущения и на просторах Интернета, мол, как же так, зачем делать калеками женщин. Выяснилось, что в горных аулах республики до сих кастрируют девочек, отрезают часть половых органов, чтобы они не испытывали сексуального влечения. Мол, зачем дамам греховные помыслы, женщина должна сидеть тише воды, ниже травы.

Маслица в огонь подлил и муфтий Карачаево-Черкесии, он же председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа, Исмаил Бердиев.

Этот уважаемый господин публично одобрил женское обрезание, назвав его в эфире одной из радиостанций делом нужным, «уменьшающим женскую прыть».

— Я не считаю эту практику пережитком прошлого, калечащим женский организм, — заявил Бердиев в беседе с «КП». — Это помогает снизить разврат в обществе. Придерживаться этого обычая следовало бы не только мусульманам, но и христианам, а также представителям других конфессий.

Понятное дело, что такие скандальные заявления не могли пройти мимоГосдумы.

Как стало известно «КП», за женщин решила вступиться депутат (оперная дива состоит в «Единой России») Мария Максакова.

Мария решила внести резонансный законопроект (поправку в уголовный кодекс) на тему женского обрезания.

Дескать, подобные издевательства должны наказываться лишением свободы на срок до 10 лет.

«Российская Федерация в соответствии со статьёй 14 Конституции является светским государством. Никакие сакральные культы не могут служить оправданием «женского обрезания», поскольку тем самым отдельные догмы ставятся их последователями выше норм основного закона страны, единого для всех граждан, независимо от их религиозных взглядов, -пишет в пояснительной записке к законопроекту Мария Максакова.-Статья 19 Конституции России гарантирует равные права и свободы мужчинам и женщинам. Однако «мужское обрезание» по своим медицинским последствиям, включая психологические аспекты, невозможно сравнивать с клиторидэктомией или инфибуляцией.

Подобное вмешательство является ничем иным, как формой нанесения увечий, основанной на дискриминации по половому признаку, поскольку только убеждения сторонников «женского обрезания» о том, что данная процедура физиологически ограждает женщин от безнравственного образа жизни, являются движущей силой этого анахронизма…».

«КП» дозвонилась до оперной дивы и депутата Госдумы, чтобы уточнить, почему Мария решила выступить с данной инициативой по столь щекотливой теме.

— Мне казалось, что это касается стран Африки и Азии. И возможно, некоторых регионов Востока. Я не думала, что у нас есть подобная практика. Для меня это тоже стало неожиданной новостью, — сказала «КП» Мария Максакова.-И я решила вникнуть в юридическую часть происходящего. Выяснилось, что согласно данным судебно-медицинской практики женщины не могут обратиться в суд с жалобой на обрезание, поскольку по их протоколам не только частичное усечение, но и полное удаление женских половых органов, не является, с точки зрения принятых таблиц, увечьем. То есть, если фалангу пальца отрезали, то фиксируется нанесение определенного ущерба здоровью. А в случае женского обрезания получается, что нет. Я вообще не знаю, кто придумал эти нормы. На мой взгляд, общественность должна обратить пристальное внимание на эту тему. Я внесла законопроект на эту тему, потому что считаю, что если общая норма не работает, то надо ввести специальную. Но вообще мне кажется крайне странным, что у нас можно привлечь к уголовной ответственности человека, который, условно говоря, изуродовал кожу клиента при нанесении татуировки. А вот людей, которые унижают женщин подобными обрядами, как обрезание, наказать по закону нельзя. На сегодняшний день, увы, не существует лиц, привлеченных к уголовной ответственности за содеянное.

— Как вы думаете, насколько велики шансы, что вашу инициативу поддержат?

— Для того, чтобы лечить какую-то болезнь, пациент должен быть согласен на лечение. Только так можно победить недуг, — считает Максакова. — Если мы сейчас будем говорить, мол, оскопили 200 женщин в Дагестане, ну и что…

Понимаете, если не наказывать людей за такие издевательства, то начнется мракобесие, подобных случаев будет больше. В советские годы такого не было. На мой взгляд,Советская власть сделала многое для женщин Востока: ликвидация безграмотности, гендерного неравенства. Но, к сожалению, все эти усилия могут пойти прахом, если мы имеем такие дикие случаи.

В разговоре с КП Максакова подчеркнула, что по данному законопроекту ее консультировал адвокат по уголовным делам Вадим Багатурия.

20.08.2016, 2432 просмотра.